Катана 15 (сталь, хамон)



клинок катаны из кованой стали с зонной закалкой (хамоном) клинок катаны из кованой стали с зонной закалкой (хамоном) клинок катаны из кованой стали с зонной закалкой (хамоном) клинок катаны из кованой стали с зонной закалкой (хамоном)
клинок катаны из кованой стали с зонной закалкой (хамоном) клинок катаны из кованой стали с зонной закалкой (хамоном) клинок катаны из кованой стали с зонной закалкой (хамоном) клинок катаны из кованой стали с зонной закалкой (хамоном)
клинок катаны из кованой стали с зонной закалкой (хамоном) клинок катаны из кованой стали с зонной закалкой (хамоном) клинок катаны из кованой стали с зонной закалкой (хамоном) клинок катаны из кованой стали с зонной закалкой (хамоном)


 

Холодное Оружие Флота


В начале XIX века на Урале, в Златоусте, был создан новый завод, получивший весьма характерное название: Златоустовская фабрика белого оружия. Вскоре она приобрела самую широкую известность изготовлением различных образцов холодного оружия - сабель, шашек, палашей, штыков, кортиков и т.п. Булаты уральских умельцев ни в чем не уступали лучшим заграничным образцам. Все, ковавшееся здесь, носило в то время название "белое оружие". С середины XIX столетия в России окончательно твердился другой термин - "холодное оружие". Наиболее древним боевым холодным оружием с коротким клинком у моряков были кортики, предназначавшиеся для поражения противника в абордажном бою. Они получили широкое распространение в конце XVI века. Позже кортик стал традиционным оружием офицерского состава военного флота. Само его название было взято от венгерского слова "kard" - меч.

Кортик имел клинок либо трехгранного, либо четырехгранного сечения, либо формы ромба с очень небольшим утлой у острых концов, являющихся своеобразными лезвиями. Подобная форма клинка придает ему большую жесткость.

Впервые кортик как личное холодное оружие офицеров царского флота упоминается историками в биографии Петра I. Царь и сам любил носить флотский кортик на перевязи. В Будапештском национальном музее хранится кортик, который долгое время считался принадлежащим Петру Великому. Длина его обоюдоострого клинка с рукояткой составляла около 63см, а рукоять у лезвия оканчивалась крестовиной в виде горизонтально лежащей латинской буквы S. Деревянные ножны длиной около 54см были обшиты кожей черного цвета и в верхней части имели бронзовые обоймицы с кольцами для портупеи длиной 6см и шириной около 4см каждая, а в нижней части- такие же обоймицы длиной около 12см и шириной 3,5см. Клинок кортика с двух сторон и поверхность бронзовых обоймиц ножен были богато орнаментированы. На нижнем металлическом наконечнике ножен вырезан двуглавый орел, увенчанный короной, на клинке - украшения, символизирующие победы России над Швецией. Надписи, обрамляющие эти изображения, а также слова размещенные на рукоятке и клинке кортика, представляли собой как бы хвалебный гимн Петру I: "Виват нашему монарху".


Золотой Георгиевский кортик
"За храбрость"

Кортик как личное оружие офицеров военно-морского флота неоднократно менял свои форму и размеры. В послепетровский период русский флот пришел в упадок, и кортик как неотъемлемая принадлежность морского офицерского мундира потерял свое значение. Вдобавок его принялись вводить и в форму одежды сухопутных войск.

С 1730 года кортик заменил шпагу у некоторых армейских нестроевых чинов. В 1777 году унтер-офицерам егерских батальонов (вид легкой пехоты и кавалерии) вместо шпаги ввели кортик нового образца, который мог насаживаться на укороченное дульно-зарядное нарезное ружье-штуцер перед рукопашным боем.

С 1803 года кортик вновь становится непременной принадлежностью одной только флотской офицерской формы. В ту пору клинок кортика имел квадратное сечение и рукоять из слоновой кости с металлической крестовиной. Конец 30-сантиметрового клинка был обоюдоострым. Общая длина кортика составляла 39см. На деревянных ножнах, обтянутых кожей черного цвета, в верхней части были насажаны две бронзовые позолоченные обоймы с кольцами для крепления к портупее, а в нижней части для прочности ножен - наконечник. Портупея из черного многослойного шелка была украшена бронзовыми позолоченными львиными головами. Вместо бляхи имелась застежка в виде змеи изогнутой наподобие латинской буквы S. Символы в виде львиных голов были взяты, скорее всего, с герба русских царей династии Романовых.

Ношение кортика при любой форме одежды - кроме парадного мундира, обязательной принадлежностью которого были морская сабля или палаш, - в некоторые периоды считалось совершенно обязательным, а временами это требовалось лишь при исполнении служебных обязанностей. Например, более ста лет подряд, вплоть до 1917 года, сход морского офицера с корабля на берег обязывал его быть при кортике. Служба в береговых учреждениях флота - штабах, учебных заведениях и т.д. - также требовала от морских офицеров, проходящих там службу, всегда носить кортик. Лишь на корабле ношение кортика было обязательным только для вахтенного начальника.

Русский морской кортик по своей форме и отделке был настолько красив и изящен, что германский кайзер Вильгельм II, обходя в 1902 году строй экипажа новейшего русского крейсера "Варяг", был восхищен им и приказал ввести для офицеров своего "Флота открытого моря" кортики по несколько видоизмененному русскому образцу.

Кроме немцев, еще в 80-х годах XIX века наш кортик был заимствован японцами, сделавшими его похожим на маленькую самурайскую саблю. К началу XX века русский кортик стал принадлежностью формы одежды офицеров почти всех флотов мира.

В ноябре 1917 года кортик был отменен и впервые возвращен командному составу РККФ в 1924 году, но через два года вновь упразднен и лишь через 14 лет, в 1940 году, окончательно утвержден в качестве личного оружия командного состава ВМФ.

После Великой Отечественной войны была принята новая форма кортика - с плоским стальным хромированным клинком ромбовидного сечения длиной 21,5см (длина всего кортика 32см).

На правой стороне его рукоятки имеется защелка, предохраняющая клинок от выпадения из ножен. Рукоять четырехгранной формы сделана из пластмассы под слоновую кость. Нижняя оковка, головка и крестовина рукоятки выполнены из цветного позолоченного металла. На головку рукоятки наложена пятиконечная звезда, и сбоку нанесено изображение герба. Ножны из дерева обтянуты кожей черного цвета и покрыты лаком. Прибор ножен (две обоймицы и наконечник) выполнены из цветного позолоченного металла. На верхней обоймице с правой стороны изображен якорь, с левой - парусный корабль. У верхней и нижней обоймиц имеются кольца для портупеи. Портупея и пояс выполнены из золоченых ниток. На поясе имеется овальная застежка из цветного металла с якорем. Пряжки для регулирования длины портупеи также изготовлены из цветного металла с якорями. Пояс с портупеей одеваются поверх парадной формы одежды так, чтобы кортик находился с левой стороны. Лицам дежурной и вахтенной службы (офицерам и мичманам) ношение кортика определено поверх синего кителя или шинели.

Кортики как личное холодное оружие вместе с лейтенантскими погонами вручаются выпускникам высших военно-морских училищ (ныне институтов) в торжественной обстановке одновременно с вручением им диплома об окончании высшего учебного заведения и присвоением первого офицерского звания.

Хотелось бы также упомянуть о существовавшей в русской армии в XIX столетии так называемой полусабле, введенной в пехотные полки русской армии с 1826 года. Она отличалась от сабли несколько укороченным и выпрямленным клинком и носилась в деревянных, обтянутых лакированной черной кожей ножнах. На ее эфес навязывался темляк из серебряного галуна с двумя полосками из черного и оранжевого шелка по краям ширина темляка была 2,5см, а длина 53см. Мы упомянули о полусаблях потому, что с 1830 года они были введены для офицеров и адмиралов русского военно-морского флота и являлись обязательным атрибутом парадной формы - при мундире с орденами. С 1874 года полусабли во флоте были заменены саблями, которые отличались лишь несколько большей длиной и имели длину клинка около 82см. Клинок морской офицерской сабли был почти прямой и лишь в самом конце немного искривлен. С введением во флоте сабли появился и обычай отдания ею чести.


Наградное Аннинское оружие с орденом
Св. Анны 4-й степени
"За храбрость"

"Этикет сабли" вначале считался пришедшим с Востока, где младший, салютуя саблей, одновременно прикрывает поднятой рукой глаза, ослепленный великолепием старшего. Однако более поздние исследования указывают, что "этикет сабли" пришел от крестоносцев. Изображение распятия и креста на рукоятке меча и на эфесе сабли было обычным явлением во времена рыцарства. На кортике у английских моряков он сохранился до сих пор. В те далекие времена существовал обычай целовать крест или распятие перед началом боя.

В современном отдании воинской чести саблей или шашкой как бы отразилась история далекого прошлого. Поднятие сабли "подвысь", то есть эфесом к подбородку, - словно исполнение старинного обряда целования креста на рукоятке. Опускание клинка острием вниз - акт древнего обычая признания своего подчинения.

В Англии до настоящих дней сохранился еще один любопытный обычай, связанный с саблей. При суде над морским офицером обвиняемый, войдя в помещение суда, отстегивает саблю и кладет ее на стол перед судьями. Перед вынесением приговора он удаляется и, когда возвращается вновь, уже по положению сабли знает результат: острием к нему - значит, обвинен, эфесом к нему - значит, оправдан.

В XVI веке в качестве абордажного оружия использовался также палаш, рубяще-колющее холодное оружие, состоящее из длинного (около 85см) и непременно прямого клинка с эфесом, имеющим предохранительную гарду. До 1905 года матросы Гвардейского флотского экипажа носили палаши, позднее замененные тесаками. Как принадлежность морской формы палаш носили до 1917 года гардемарины Морского корпуса, Морского инженерного училища имени императора Николая I и Отдельных гардемаринских классов. В нашем ВМФ ношение палашей курсантами высших военно-морских училищ было введено с 1 января 1940 года. С 1958 года он стал лишь предметом форменного снаряжения для ассистентов при Военно-морском флаге или знамени.


Эфес Золотого Георгиевского оружия "За храбрость"

В русской армии и военно-морском флоте одной из высших наград для офицеров, адмиралов и генералов было жалование отличившихся наградным оружием.

Непосредственное отношение к боевому ордену Святого Георгия имело так называемое Золотое оружие. Золотая сабля отличалась от обыкновенной тем, что металлический прибор, кроме клинка, был сделан из золота 56-й пробы и на обеих дужках эфеса сабли имелась надпись: "За храбрость". На такой сабле серебряный темляк заменялся темляком из Георгиевской ленты 4-й степени этого ордена, с такою же на конце кистью, как у серебряного темляка. Лица, имевшие сабли с бриллиантовыми украшениями, на таких саблях темляка не носили. Лица, которым жаловались золотые сабли с бриллиантовыми украшениями или без них, имели и кортик с золотой рукоятью и надписью: "За храбрость". На верхушке сабли и кортика был прикреплен небольшой эмалевый крест ордена Святого Георгия. Две эти награды - Золотое оружие и орден Святого Георгия - были настолько близки по духу, что в 1869 году, в связи со столетием ордена, награжденные Золотым оружием были причислены к его кавалерам. В 1913 году эта награда получила официальное название Георгиевское оружие.

Мы уже знаем, что к наградному оружию относились также сабля и кортик с прикрепленным к ним (с 1797 года) орденом Святой Анны 3-й степени, а с добавлением в 1815 году 4-й степени знак его стали носить подобным же образом, то есть прикрепляли и его наверху грифки обыкновенной сабли, и на верхушке рукоятки кортика. Оружию, на котором был укреплен знак ордена Святой Анны, с 1828 года полагался темляк из орденской ленты красного цвета с желтой каймой, и оно получило неофициальное название Аннинское оружие.


Клинок Аннинского оружия с орденом
Св. Анны 4-й степени
"За храбрость"

На пехотных шпагах и морских полусаблях темляки эти заканчивались круглым красным помпоном, получившим на армейском жаргоне название "клюква", которое перешло и во флот. С 1829 года на эфесе Аннинского оружия помещалась надпись "За храбрость" и официально награда стала именоваться орден Святой Анны 4-й степени с надписью "За храбрость". Это был самый массовый боевой офицерский орден. Большинство офицеров, которые воевали, имели оружие с "клюквой". Так, например, орден Святой Анны 4-й степени "За храбрость", Аннинское оружие и грамота были пожалованы мичману Гвардейского флотского экипажа Николаю Щербатову "в воздаяние отличия, оказанного при подводе брандеров на турецкие военные суда и мосты, строившиеся у крепости Силистрии..." в период русско-турецкой войны 1877-1878 годов.

Традиция награждения особо отличившихся в боевых действиях Золотым оружием сохранилась и после Октябрьского переворота. Почетное революционное оружие, или, как его обычно называли в годы Гражданской войны, Золотое оружие, было в период 1919-1930 годов самой высокой наградой. Присуждалось оно исключительно высшему командному составу Красной Армии за особые боевые отличия. Право присуждения Золотого оружия принадлежало Всероссийскому Центральному Исполнительному Комитету (ВЦИК), его Президиуму и Революционному Военному Совету Республики (РВСР). Согласно декрету ВЦИК от 8 апреля 1920 года почетное революционное оружие представляло собой шашку (кортик) с вызолоченным эфесом. На эфес накладывался орден Красного Знамени РСФСР.

Первые награждения Почетным революционным оружием (шашкой) под названием Боевое золотое оружие со знаком ордена Красного Знамени состоялись до его официального утверждений 8 августа 1919 года. Президиум ВЦИК наградил Боевым золотым оружием Главнокомандующего всеми Вооруженными Силами Республики Сергея Сергеевича Каменева за боевые заслуги и организаторский талант, проявленные им в борьбе против врагов Республики, и командарма Василия Ивановича Шорина - за боевые заслуги, проявленные в боях против сил Колчака, и умелое руководство 2-й армией Восточного Фронта. Третьим кавалером стал командир Конного корпуса Семен Михайлович Буденный (20 ноября 1919 года.). Четвертым получил оружие командующий 5-й армией Михаил Николаевич Тухачевский (17 декабря 1919 года). После декрета об учреждении Боевого золотого оружия им были награждены еще 16 видных военачальников Гражданской войны. 18 января 1921 года два кавалера наградного холодного оружия - С.С. Каменев и С.М. Буденный - были удостоены также огнестрельного Почетного революционного оружия.

Постановлением ЦИК СССР от 12 декабря 1924 года было учреждено общесоюзное Почетное революционное оружие: шашка (кортик) с вызолоченным эфесом и наложенным на эфес орденом Красного Знамени, револьвер с прикрепленным к его рукоятке орденом Красного Знамени и серебряной накладкой с надписью: "Честному воину РККА от ЦИК Союза ССР 19.... г.". Общесоюзным Почетным революционным оружием (шашкой) 23 апреля 1930 года был награжден известный советский военачальник, герой Гражданской войны, кавалер четырех орденов Красного Знамени Степан Сергеевич Вострецов "за отличие при ликвидации конфликта на Китайско-Восточной железной дороге в 1929 году", где он командовал 18-м стрелковым корпусом. Это было последнее награждение Почетным революционным оружием. Всего Почетным революционным оружием был награжден 21 человек, в том числе 2 человека - дважды. В дальнейшем в связи с учреждением в 1934 году звания Героя Советского Союза награждение Почетным революционным оружием не производилось.

В 1968 году Президиумом Верховного Совета было снова введено награждение почетным оружием с золотым изображением Государственного герба. За особые заслуги перед вооруженными силами почетным именным оружием были награждены маршалы Советского Союза: И.X. Баграмян, Ф.И. Голиков, И.С. Конев, К.А. Мерецков, В.И. Чуйков, адмирал флота Советского Союза С.Г. Горшков и другие военачальники.


Контр-адмирал Дыгало Виктор Ананьевич

Родился в 1926 году в Одессе. Службу в Военно-морском флоте начал с 1942 года. Участвовал в Великой Отечественной войне на боевых кораблях Черноморского флота. Участник Парада Победы в Москве. В 1947 году окончил Высшее военно-морское училище им. М.В. Фрунзе и служил на подводных лодках Тихоокеанского и Северного флотов. В 1958-1960 годах командовал первой ракетной подводной лодкой Тихоокеанского флота и впервые выполнил в 1958 году стрельбу баллистическими ракетами. В 1963 году окончил Военно-морскую академию, командовал дивизией ракетных подводных лодок. В 1965 году защитил диссертацию, имеет ученую степень кандидата военно-морских наук. С 1973 по 1977 год главный редактор журнала Военно-морского флота "Морской сборник", член Союза журналистов СССР. С 1978 года служба в Главном штабе ВМФ, с 1985 на научной работе в НИИ МО РФ.

Автор книг "Так повелось на флоте", "Море зовет", "А начиналось все с ладьи", "Откуда и что на флоте пошло" и многочисленных очерков на морскую тематику в периодических изданиях.



Оригинал опубликован на http://www.worldarsenal.com