1.jpg (11475 bytes)
2.jpg (11340 bytes)    

 

кто кует булат, дамаск, кто делает мечи фото катана, сабли, вакидзаси, кинжала как сделать катану, лук, выковать булат, сделать хамон

кто купил мечи телефон кузнецов, где купить оружие

 

Катана и танто



3 катана в разном силе и танто 3 катана в разном силе и танто 3 катана в разном силе и танто 3 катана в разном силе и танто
3 катана в разном силе и танто 3 катана в разном силе и танто 3 катана в разном силе и танто 3 катана в разном силе и танто
3 катана в разном силе и танто 3 катана в разном силе и танто 3 катана в разном силе и танто 3 катана в разном силе и танто




Душа самурая

«Возможно, нет ни одной страны в мире, - писал Макклэтчи в 1873 году, - где бы меч, это рыцарское оружие всех эпох, получал бы в свое время столько почестей и славы, как в Японии». Даже в средневековой Англии, где мечам присваивали собственные имена и наделяли их личными добродетелями, не существовало такого, по меткому выражения Харрисона, «культа холодного оружия». Меч, как писал Бринкли, «оказывал заметное влияние на жизнь всей японской нации»:
«Честь носить его; права, которыми он наделял; подвиги, слившиеся с ним; слава, обретенная теми, кто владел им с исключительным мастерством; связанные с ним суеверия; невероятно высокая цена на хороший клинок; семейные традиции, создававшиеся вокруг прославленного оружия; глубокие знания, требовавшиеся для того, чтобы компетентно оценить качество меча – все это, в совокупности, придавало катане значение, выходящее за рамки обычного понимания».
Меч оказывал странное магическое воздействие на членов всех сословий, но для буси он символизировал начало его жизни воина, отмечал ее продвижение и часто становился тем инструментом, который, в конечном итоге, ее обрывал.
В жизни каждого ребенка, рожденного (или усыновленного) в семье воина, существовало две основные поворотные точки. Первой была вводная церемония, на которой он получал свой первый меч: мамори-катану. Его носили все мальчики до пяти лет.
Второй поворотной точкой становилась для него церемония покрытия головы, гэмпуку, означавшая признание его равным среди мужчин. К этому времени мальчик получал свои первые настоящие мечи и доспехи, а входе церемонии ему впервые делали взрослую прическу. Начиная с этого момента, он должен был специализироваться на задачах, типичных для его ранга в иерархии клана, при этом, не забывая совершенствоваться во владении оружием, которое в военном кодексе называлось «живая душа самурая».
Существовало несколько типов катаны. Одним из самых древних был длинный, тяжелый дзин-тати, который обычно носил один из слуг буси. От этого оружия произошел тати (длиною от 24 до 30 дюймов). Буси обычно носил два меча: катана (длинный меч) и вакидзаси (короткий меч). Эти два клинка (то есть дайсё) имел право (по закону) носить только он. Они являлись символом его положения в японском обществе и в тоже время инструментами для сохранения данного положения. Длинные мечи, варьировавшиеся по размеру от очень большого (нодати или дай-катана) до стандартного (катана), имели в длину 24 дюйма и больше. Это оружие использовалось в ближнем бою, и буси наносили им колющие и рубящие удары самыми различными способами. Короткий меч, или вакидзаси, имел длину от 16 до 20 дюймов, и его могли использовать как вспомогательное оружие или для различных специальных целей, например, чтобы обезглавить поверженного врага либо для совершения ритуального самоубийства, сэппуку. Оба меча носили на левом боку у талии, в особом стиле. Во многих руководствах, посвященных ношению доспехов, подробнейшим образом описываются различные стили, которые использовались для закрепления как длинного, так и короткого меча.
Во время путешествий буси порой использовали специальный чехол (хикихада, сирадзайя), куда помещались оба меча его дайсё, в то время как буси высокого ранга перевозили их в жестких футлярах (катана-дзуцу) из двух частей лакированного дерева, с петлями и замком, обычно украшенных гербом владельца.
Короткий меч редко покидал пояс буси по какой-либо причине, в то время как длинный меч ему часто приходилось снимать, когда того требовал обычай: например, у себя дома, в гостях у другого буси или во дворце у правителя. В таких случаях воину «разрешали» (на самом деле требовали) оставить длинный меч в надежном месте или у доверенного лица из своих слуг, но данное правило не распространялось на вакидзаси, который самураи часто называли «хранителем своей чести».
Со временем от ранних вакидзаси и катаны произошли: тиса-катана (меч, длиной от 18 до 24 дюймов), занимавший промежуточное положение между длинным и коротким мечом дайсё, который, благодаря его легкости и среднему размеру носили аристократы при дворе; танто и хамадаси – кинжалы с большой и маленькой гардой; аикути (или кусун-гобу) – кинжалы без гарды; ёрои-доси – специальный нож, способный пронзать доспехи; разнообразные химогатана – тонкие стилеты из самой лучшей стали; многочисленные ножи кодзука, которые носили в ножнах вакидзаси; когаи – своеобразные булавки с эмблемой владельца, которые буси часто оставляли в теле убитого врага, чтобы записать его на свой счет.
Катана была не только символом власти или объектом восхищения, но и грозным оружием в руках человека, который сильно зависел от него и тесно отождествлял себя с ним. Изучение искусства фехтования на мечах, известного как кэндзюцу, считалось занятием первостепенной важности. На самом деле: «Когда говорят о европейском фехтовании, люди обычно представляют себе искусство, принципы которого можно свести к некоему подобию точной науки… Но в Японии никогда не говорили о том, что фехтование на катане способно себя полностью исчерпать. В каждую эпоху существовали люди, которые посвящали свою жизнь приобретению новых навыков в искусстве фехтования. Многие из них изобретали свои собственные системы, получавшие особые названия и отличавшиеся друг от друга только в некоторых деталях, не известных никому, кроме самого мастера и его любимых учеников» (Бринкли).
О том, что буси превосходно владели своим оружием, свидетельствуют и источники, которые нельзя обвинить в том, что они пытались угодить японцам. Например, китайский историк, бывший свидетелем вторжения японцев в Корею в конце 16 века, описывая самурая в бою, говорит: "его почти не было видно за белым сиянием металла, насколько быстро он размахивал своим пятифутовым мечом". Каждый аспект фехтования подвергался тщательному исследованию, и очень сложные технические приемы изобретались, проверялись и применялись в нескольких стилях. Большинство из них можно было использовать как на поле боя, так и в одиночных поединках.
Все воины, независимо от своего ранга, обучались фехтованию на мечах. Однако высокопоставленные буси, конечно же, имели больше времени и возможностей для того, чтобы совершенствоваться в этом искусстве и подыскивать для себя самых лучших учителей, что объясняет, почему простой самурай, несмотря на близкое знакомство с тяготами военной жизни, обычно не мог противостоять на дуэли буси высокого ранга. Эта ситуация напоминает ситуацию, сложившуюся в Европе в 17, начале 18 века, когда закаленный в боях ветеран был практически беспомощен в схватке с хорошо натренированным аристократом со шпагой – оружием дворян, которое после прихода к власти буржуазии в конце 18 века стали называть джентльменским оружием.
Важность катаны обуславливалась тем, какое положении занимало военное сословие в иерархической структуре политической власти феодальной Японии, организованной вертикально и пропитанной на каждом уровне мистическим поклонением предкам, связывающим одно поколение с другим. Будучи символом самых сокровенных верований японской нации и ее законов, этот меч одновременно олицетворял прошлое и настоящее, центр духовной и политико-военной власти и, разумеется, личность человека, владеющего им.